Последние комментарии

  • Александр Фишкин15 августа, 23:44
    Учитесь, как приходить к власти!МИФЫ ИНТЕРБЕЛЛУМА: КАК ГИТЛЕР ПРИШЁЛ К ВЛАСТИ
  • Александр Фишкин15 августа, 20:47
    А жаль...ЕСЛИ БЫ СОЮЗ ПРОИГРАЛ: 5 АЛЬТЕРНАТИВНО-ИСТОРИЧЕСКИХ МИФОВ О БУДУЩЕМ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА
  • Николай Квачёв14 августа, 13:28
    "В 1945-м американцы вполне рационально рассчитывали, что с вводом в строй новых реакторов (в действительности отложе...ЕСЛИ БЫ СОЮЗ ПРОИГРАЛ: 5 АЛЬТЕРНАТИВНО-ИСТОРИЧЕСКИХ МИФОВ О БУДУЩЕМ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА

ЧТО, ЕСЛИ? ЛЮФТВАФФЕ ПРИ ВАЛЬТЕРЕ ВЕФЕРЕ

Генерал Вальтер Вефер, начальник генштаба люфтваффе, не видел будущее воздушных сил рейха без стратегической дальней авиации. Могли ли измениться история немецкого самолётостроения и исход Второй мировой, если бы Вефер дожил до войны?

Фанатичный прагматик

Несмотря на свою должность, Вальтер Вефер авиатором не был.

Новосозданное люфтваффе в основном управлялось людьми «с глазами горящими», но слишком увлекающимися и без особого опыта военного строительства и руководства. Компенсировали это, перебрасывая руководителей с иных родов войск. Одним из них и был армейский генерал и штабной офицер Вефер.

Если верить воспоминаниям о нём, это был почти стереотипный немец — педантичный, въедливый, прямой, способный избегать интриг, но при этом убеждать в своей правоте начальство. И ярый фанатик нацистской идеи — вот такое вот сочетание.

Генерал Вальтер Вефер

Получив под командование генеральный штаб люфтваффе, Вефер посвятил немало времени изучению уже существующих доктрин воздушной войны и общению с немецкими авиаторами Первой мировой. На основании этого и сформировался его взгляд на будущее авиации вермахта. Во многом он совпадал с тем, что мы в итоге увидели в ходе Второй мировой войны. Но было одно серьёзное отличие — Вефер в будущей войне отводил существенную роль стратегической бомбардировочной авиации, особенно в противостоянии с СССР.

Дальние машины должны громить советские заводы на Урале, когда немецкая армия будет ещё только-только пересекать советскую границу.

Генералу удалось убедить в этом всё руководство люфтваффе, и был дан старт программе «Урал-бомбер», в рамках которой и создавались будущие стратегические бомбардировщики.

Dornie Dо 19, один из двух участников программы «Урал-бомбер»

Вефер считал необходимым соответствовать своей должности в авиации и уметь пилотировать самому. Это в итоге его и сгубило. Третьего июня 1936 года управляемый им самолёт упал. Так и окончилась жизнь генерала.

Несмотря на протесты некоторых офицеров, программу «Урал-бомбер» достаточно быстро свернули. Основной причиной стала критика точности бомбометания с горизонтального полёта. На замену фанат бомбардировки с пикирования Эрнст Удет продавил идею создания тяжёлого пикирующего бомбардировщика. Получившийся несуразный самолёт «Хейнкель» He 177 смогли довести до ума (и то со значительными оговорками) только в 1944 году. Нормальной дальней бомбардировочной авиации рейх так и не получил.

Пикировать He 177 научить не вышло — так же, как и решить проблемы спарки двигателей в одной гондоле

Что бы изменилось, не упади самолёт Вефера? Конечно, вполне может быть, что и ничего. В царстве подковёрных интриг Третьего рейха генерала вполне могли оттеснить от важного поста или ограничить его возможности. Но давайте попробуем пофантазировать: что если Веферу удалось бы сохранять некий контроль над люфтваффе до последних дней рейха? Что поменялось бы?

Длинная рука рейха

Так могли выглядеть первые серийные Junkers Ju 89

Первое и самое вероятное изменение — это, конечно же, успешное завершение программы «Урал-бомбер». Уже к 1936 году было точно ясно, что победит вариант «Юнкерс» Ju 89 — всё же фирма «Юнкерс» даже без своего основателя умела строить большие самолёты.

Не случись безумной эпопеи с He 177, к началу войны рейх вполне смог бы освоить серийный выпуск Ju 89 и даже поставить в строй несколько машин. Возможно, ценой небольшого уменьшения выпуска других самолётов. Впрочем, в польской да и во французской кампании Ju 89 вряд ли проявил бы себя. Максимум, немецкие пилоты получили бы реальный опыт налётов на неприятельские тылы. Настоящее боевое крещение самолёт прошёл бы в ходе битвы за Британию.

На основе освоенного в серии Ju 89 можно было создать и дальний морской разведчик, что позволило бы сэкономить на унификации. В нашей реальности разведчик Ju 290 и был потомком «Урал-бомбера», но пошёл в серию слишком поздно

Сломить Англию своими бомбардировочными силами у рейха бы точно не вышло — просто не хватило бы ресурсов создать по-настоящему опасный флот стратегических машин. Тем не менее, более дальний и несущий большее количество бомб Ju 89 мог стать не самым приятным противником для Британии. И, хотя общий итог битвы за Британию был бы таким же, как в реальности, потери англичан возросли бы существенно. Гораздо серьёзнее могла пострадать и британская промышленность. Кроме того, наличие Ju 89 упрощало бы и последующие налёты немцев, заставляя британцев вкладывать ещё больше сил в тяжёлые истребители и средства ПВО.

Вероятнее всего, по итогам битвы за Британию Ju 89 был бы доработан, особенно его оборонительное вооружение. Всё же две пушки и два пулемёта — это совсем мало. Возможно, доработка чем-то напоминала бы оборонительное вооружение Ju 290 и Ju 390

К моменту вторжения в СССР парк Ju 89 был бы уже достаточным, чтобы доставить реальные неприятности. Как и планировал Вефер, бомбардировщики занялись бы тем, для чего их и проектировали — нанесением ударов по промышленности Урала. Особенно это сказалось бы в условиях эвакуации. Немецкие дальние машины наносили бы удары как по ЖД-узлам, затрудняя прохождение эшелонов, так и по развёртываемым заводам, срывая запуск производства.

Немалые ресурсы Советскому Союзу пришлось бы выделить на создание ПВО и высотных истребителей в глубоком тылу.

Смогло бы такое положение дел привести к победе рейха? Точно нет. Но наша победа далась бы куда тяжелее. Потери возросли бы как в тылу из-за налётов, так и на фронте из-за нехватки техники. Всё это могло сильно оттянуть разгром вермахта.

Ответом СССР была большая серия истребителей Пе-3 или их аналогов. Возможно, перехватчики и радары получали бы по ленд-лизу; в крайнем случае, дело могло дойти и до переброски к нам иностранных эскадрилий ПВО, как в нашей реальности в Арктике.

Эффективность посреди краха

Несмотря на успех дальней авиации рейха, изменить исход войны немцам бы не удалось. Рано или поздно стратегические налёты союзников начали бы разрушать немецкую промышленность, а положение на Восточном фронте потребовало бы большего внимания к тактической авиации.

Выпуск стратегов неизбежно бы свернули. Мечты о том, что Вефер смог бы создать «америка-бомбер», так и остались бы не более чем мечтами. Технически это было невозможно, с практической точки зрения — бессмысленно. Прагматичный генерал наверняка даже не выделил бы денег на проектирование. И именно прагматичность и «прусская» дисциплина, скорее всего, стали бы главным козырем Вефера в последние годы рейха.

Последние годы рейха отличались огромным количеством самых безумных проектов

В нашей реальности авиацию нацистов постоянно пошатывало из стороны в сторону от всевозможных интриг.

Вместо создания нужного Германии высотного перехватчика рейхсминистр авиации Эрхард Мильх с упоением ставил палки в колёса Эрнсту Хейнкелю, к которому испытывал личную неприязнь. Немцы то пытались осваивать ракетные самолёты, то бросали все силы на безумные идеи вроде «летающего фольксштурма». Реактивные самолёты то назначали в бомбардировщики, то снова забирали в истребители. И всё это на фоне деградации промышленности под бомбардировками.

Неудивительно, что последние годы рейха славны прототипами, которые или так и не осилили массово освоить, или вообще не смогли пустить в серию.

Идея дешёвого массового реактивного истребителя была привлекательна с точки зрения промышленности, но с точки зрения военных оказалась тратой ресурсов

Смог бы Вефер изменить эту ситуацию? Конечно нет. Один человек не способен в одиночку перебороть систему. Но какие-то улучшения генералу удалось бы продавить.

Возможно, получилось бы раньше и полнее освоить неплохой перехватчик He 219, что было бы не самым приятным событием для американцев и англичан. Или, например, навести больший порядок в реактивной авиации, и за счёт отказа от бесполезных ракетных самолётов произвести больше Ме 262. 

Немецкий высотный перехватчик «Хейнкель» He 219

Важным аргументом нацистов в воздухе могли стать зенитные ракеты. Вместо траты ресурсов на параллельную разработку целых пяти ракетных систем Вефер, скорее всего, потребовал бы свести усилия к одной основной и одной дублирующей программам. Главными кандидатами, возможно, стали бы наиболее близкие к готовности «Фойерлилие» (работу над которой ведомство Геринга вело с 1940 года) и «Шметтерлинг» (результат совместных германо-итальянских работ над зенитной ракетой). Такая концентрация ресурсов и усилий позволила бы поставить пускай примитивные, но всё-таки боеспособные зенитные ракеты. Что заставило бы бомбардировочные силы союзников, во-первых, нести большие потери, а во-вторых тратить силы на разработку радиоэлектронных средств подавления и специализированного вооружения.

Модель ЗРК «Фойерлилие»

Однако итог Второй мировой решался противостоянием ресурсов и экономик целых наций, и никакие «чисто военные» и «чисто технические» решения не могли переломить ситуацию.

Да, стратегические удары по британской и советской промышленности в 1940–1942 годах существенно замедлили бы восстановление вооружённых сил, вынуждая тратить больше ресурсов на противовоздушную оборону. Как показывает опыт бомбардировок самой Германии, ПВО может быть очень дорогим. Да, люфтваффе задержало бы завоевание союзниками господства в воздухе и замедлило бы разрушение германской промышленности. Финал войны в Европе вполне мог отсрочиться на полгода-год — и не исключено, что «второе солнце» атомной бомбы взошло бы в августе 1945-го над Мюнхеном или Берлином.

Поэтому всё-таки хорошо, что Вальтер Вефер не успел повлиять на судьбу немецкой авиации.

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх